ruen

Фукусима. Год спустя. Нехватка энергии и доверия

Цунами, которое вывело из строя 11 марта 2011 года резервное аварийное охлаждение реактора АЭС «Фукусима», до сих пор, по понятным причинам, негативно сказывается на энергетической системе Японии.

Только две из 54 национальных АЭС сейчас в эксплуатации, но к концу месяца и они будут закрыты, тем самым страна лишится источника, который обеспечивал одной третью всего электричества крупнейшую национальную экономику до землетрясения в Тохоку. Местные власти стремятся остановить ядерное производство, отказываясь производить возобновление работы любого реактора после истечения срока его технического обслуживания. До тех пор, пока правительство страны не сможет убедить власти префектур в безопасности использования атомной энергии в сейсмоактивной стране, Япония будет сталкиваться с сильным дефицитом электроэнергии, который будет особенно чувствоваться в жаркую влажную летнюю погоду, когда увеличивается спрос на энергию.

Не имея своих источников ископаемого топлива, способного заменить ядерное, Япония теперь в большей степени полагается на дорогостоящий импорт нефти и сжиженного природного газа. Но это подвергает островное государство еще одному энергетическому риску: около 70% японского импорта нефти в прошлом году перевозилось танкерами через Ормузский пролив. Если обострение конфликта Ирана с Западом по поводу ее ядерной программы приведет к срывам в перевозках нефти на Ближнем Востоке, то это может стать еще одним ударом для борющейся японской экономики.

Пока есть надежда, что всесторонние усилия по энергосбережению, которые позволили Японии пережить значительный дефицит энергии летом прошлого года, будут достаточными при более острой нехватки, которая еще ждет жителей впереди. Но большие опасения вызывает вопрос, как нация, в дополнение к решению многолетней проблемы по снижению радиоактивного фона на АЭС «Фукусима», восстановит необходимый уровень доверия среди частных лиц и государственных учреждений для построения нового плана развития топливной промышленности.

После наводнения

В 09.46 (мск) 11 марта прошлого года землетрясением магнитудой 9 баллов в 81 миле (130 километрах) к западу от города Сендай разрушило все планы Японии по развитию атомной энергетики. Мощный  толчок, самый сильный из всех, что были когда-либо зарегистрированы в Японии, привел к автоматическому отключению 11 атомных электростанций в 4 местах на северо-восточном побережье. 

(Смотрите: "Photos: Japan's Reactors Before And After" and Japan Reactor Crisis: Satellite Pictures Reveal Damage")

Спустя приблизительно 40 минут после землетрясения обрушилось цунами, затопив АЭС «Фукусима» и повреждая его главную дизельную резервную систему электропитания. Уровень воды достигал более 45 футов (14 метров), тем самым сильно превышая порог защиты АЭС высотой 27 футов (8 метров). Рабочие электростанции трудились почти в полной темноте, чтобы избежать аварии, используя ограниченные показания приборов и рычаги управления. Однако, несмотря на все усилия, они все равно не смогли предотвратить утечку горючего, накопление водорода и взрывы, которые стали причиной  пробоин в толстых бетонных стенах в первые дни катастрофы.

 (Смотрите: "Photos: Rare Look Inside Fukushima Daiichi")

Потребовались недели, что наладить работу АЭС, но впереди еще годы работы по обеззараживанию территории. Более 70 тысяч человек, живших в радиусе 12, 4 мили (20 километров), до сих пор эвакуированы, в то время как Япония ликвидирует радиоактивные  последствия ядерной аварии, которая стала второй по величине после взрыва на Чернобыльской АЭС в 1986 году на Украине.

(Смотрите фотографии: "The Nuclear Cleanup Struggle at Fukushima")

(Смотрите также:"Japan's Nuclear Refugees")

Премьер-министр Есихико Нода заявил, что правительство потратит не менее 1 трлн. йен (13 млрд. долларов) на ликвидацию последствий вокруг временно закрытой электростанции. Но кризис доверия ко всей ядерной энергетики распространился далеко за пределы «Фукусимы». Бывший премьер-министр Наото Кан перед тем, как ушел в отставку в прошлом августе из-за стремительного падения популярности его правительства, сказал, что Япония должна развиваться  как безъядерная страна. Нода, напротив, пообещал повысить безопасность АЭС, развивая одновременно и альтернативные источники энергии.

Но работали только 19 атомных электростанций, когда Нода вступил в свои полномочия в сентябре, из них 17 вскоре закрыли. Только Касивадзаки-Карива и электростанция «Томари» в северной части Японского моря на острове Хоккайдо до сих пор работают. После их закрытия на плановую проверку этой весной, японские власти ожидают, что они тоже будут выведены из строя, поскольку местные власти не желают обратно их вводить в эксплуатацию.

В отсутствие работающих электростанций Японию летом ждет пик спроса на электроэнергию,  который, по мнению наблюдателей, будет превышать предложение, скорее всего, на 15%. В прошлом году Япония справилась с нехваткой электроэнергии благодаря согласованным общественным действиям, направленным на сокращение спроса. Активизировалась кампания, начавшая свою работу еще в 2005 году, по уменьшению числа кондиционеров в офисах, призывающая устанавливать температуру 28 ° C (85° F), когда температура летом может превышать 30°C (86°F) при высокой влажности. Рабочий день компаний также начинается в более ранние часы или в выходные, приняты и другие меры, в том числе отключение лифтов и снижение использования принтеров и ксероксов. Смит вспоминает, как она была в Японии прошлым летом в зданиях, в которых неоновые вывески неярко горели, люминесцентные лампы выключены, и люди в государственных учреждениях использовали фонарики, чтобы пробираться по темным коридорам.

(Смотрите: "Energy-Short Japan Eyes Renewable Future, Savings Now")

«Это было общенациональное усилие», - рассказывает она. - Общество понимает, что умеренность есть часть решения, но я не уверена, что эти драконовские методы по сокращению электроэнергии, которые были предприняты в прошлом году, будут жизнеспособны в долгосрочной перспективе».

Таким образом, правительство Японии и частные электроэнергетические компании стараются повысить уровень защиты АЭС, чтобы вернуть доверие со стороны населения, чтобы наметить путь для возобновления работы объектов. Во многих отношениях, меры, предпринимаемые в Японии, схожи с теми, что практикуются на других атомных электростанциях по всему миру, то есть делается акцент на надежных многофункциональных системах, способных работать во время длительного отключения электроэнергии во всех приборов сразу.

 «Вероятно это было самым крупным изменением в подходе к ядерной промышленности – думать о событиях, которые могут влиять более, чем на одно подразделение», - говорит Нейл Уилмшурст, вице-президент отдела ядерной энергетики в U.S. Electric Power Research Institute (EPRI).

 (Смотрите: "Ten Oldest U.S. Nuclear Plants-Post-Japan Risks")

Однако некоторые меры безопасности в Японии были экстраординарными. На АЭС «Хамаока» в Омаэдзаки на Тихоокеанском побережье в 125 милях (200 км.) к юго-западу от Токио, энергетическая компания Chuba возводит стену, защищающую от наводнения, длиной в 1 милю (1, 6 км.), высотой 60 футов (18 метров) и стоимость в 1,3 млрд. долларов. Из-за того, что объект будет сдан только в конце этого года, он будет согласно планам организации не только превосходить высоту цунами, накрывшей «Фукусиму», но и выше на 33 фута (10 метров) самых больших волн, ожидаемых в Хамаоке и вызванных тремя крупными одновременными землетрясениями. Возможные повреждения на Хамаоке особенно тревожили общественное мнение из-за его месторасположения на печально известной линии разлома, но сейсмологи верят в задержку «Большого землетрясения», хотя и опасаются  повторения «Токайского землетрясения».

Экономическое влияние

Но существенным аргументов против общественного беспокойства из-за безопасности АЭС является экономический стимул для возобновления из работы. Доходы от налогообложения предприятий пополняют местный бюджет. Их эксплуатация и техническое обслуживание дает новые рабочие места. «Это главный водитель занятости», - говорит Джейн Накано, сотрудник энергетической программы и программы национальной безопасности в Center for Strategic and International Studies. - Вы не можете игнорировать сообщества, которые не возражают против возобновления работы. И даже местные власти, которые до сих пор испытывают тревогу, нуждаются в работе».

«Дефицит электроэнергии также увеличивает угрозу, что еще больше предприятий станет работать в Китае, увеличивая массовое бегство еще до землетрясения», - считает Накано. - Было бы интересно вернуться лет на 10 или 15 назад, чтобы посмотреть, что ученые говорят о «Фукусиме» и ее влиянии на усилия Японии по сохранению конкурентноспособности».

Что касается людей, то дополнительным бременем является увеличение зависимости импорта нефти и природного газа по отношению к производству электроэнергии, которая заняла место ядерной. Поскольку напряжение на Ближнем Востоке усилилось, Японии пришлось диверсифицировать свои источники нефти. Это резко увеличило импорт из Вьетнама и Индонезии, двух стран, которые предоставляют сорт сырья, особенно подходящий для сжигания для электроэнергии. Министр иностранных дел Коитиро Гемба попытался заверить общественность, что страна сможет пережить закрытие Ормузского пролива, которое имеет запасы нефти, эквивалентные примерно 200 дням потребления, и достаточное количество сниженного природного газа на 70 дней.

(Смотрите:"Iran's Undisputed Weapon: Power to Block the Strait of Hormuz")

Повышение цены на импорт отразится на всей экономике. Япония платит около 18 млн. долларов в BTU за импортированный сниженный природный газ, что в четыре раза больше, чем американские потребители платят за отечественный природный газ. В своем выступлении в прошлом декабре в Howard Baker Forum's U.S.-Japan Roundtable on Nuclear Energy Cooperation Такуя Хаттори, президент Центра международного сотрудничества атомного промышленного форума Японии, подсчитал, что затраты на приобретение дополнительных 20 млн. тонн сниженного природного газа, чтобы восполнить потери АЭС, будут равняться 44 млрд. долларов (3,4 трл. йен).

Значительное давление было оказано со стороны общественности на государственные органы, чтобы расширить программу возобновляемых источников энергии в Японии. Несмотря на то, что в стране нет больших площадей для ветреных и солнечных установок, организовывались общественные кампании по установке солнечных батарей на крышах и проводились исследования для продвижения этой технологии.

(Смотрите:"Pictures: A New Hub for Solar Power Blooms in Japan")

Но возобновляемые источники энергии не могут сразу восполнить дефицит ядерной электроэнергии. Единственный Японский краткосрочный вариант – уменьшить спрос и увеличить импорт, проводимый вместе с работой по убеждению общественности в безопасности ядерного комплекса. «Японский народ сплотился и прекрасно продемонстрировали, как они смогли сократить спрос при условиях неопределенности поставок», - говорит Уилмшурст. - Понадобится время, чтобы определить будущее электроэнергетики в Японии».

(Смотрите:"Pictures: Immense, Elusive Energy in the Forces of Nature")

National Geographic News (с) Marianne Lavelle, перевод — Никита Пименов