ruen

Альтернативная котельная: эволюция или прыжок в бездну?

В ближайшие месяцы министерство энергетики внесет на рассмотрение правительства изменение в закон «О теплоснабжении». Создание единых теплоснабжаемых организаций (ЕТО) и разработка долгосрочных тарифов на тепло по методу «альтернативная котельная»  – два ключевых элемента в предлагаемых изменениях в нормативно-правовой базе.

Согласно замыслу Минэнерго, единая теплоснабжаемая организация - ЕТО - будет создана в каждой системе центрального теплоснабжения. ЕТО будут отвечать за функционирование каждой в отдельности взятой системы центрального теплоснабжения: оптимизация издержек, замена труб, установка приборов учета и прочее, потому что у них будет возврат инвестиций из тарифа. Подобная экономия является возможностью для повышения рентабельности компании.

Второй важный элемент изменений – переход к ценообразованию по методу «альтернативной котельной». Этот принцип ограничивает тариф на производство и передачу теплоэнергии предельной величиной – наименьшей ценой, при которой окупается проект строительства новой котельной, замещающей теплоснабжение от центральных источников. При этом тариф по тепловой генерации не может быть выше тарифа «альтернативной котельной».  

Данный вопрос имеет противоречивый характер, поэтому профессионалы имеют различные взгляды.

«Действующая в настоящее время методика, – отмечает Леонид Звездунов, руководитель направления бизнес-консультирования компании «Балт-Аудит-Эксперт», – разнесения затрат при комбинированной выработке электрической и тепловой энергии «разгружает» стоимость тепловой энергии. Сегодня возникла ситуация, когда выработка электрической и тепловой энергии на тепловом потреблении становится убыточной для компаний, эксплуатирующих ТЭЦ. Соответственно, им может быть невыгодно увеличение тепловой нагрузки. Предлагаемая методика расчета тарифа на тепло «альтернативная котельная» позволяет изменить соотношение стоимости электрической и тепловой энергии и сделать электрическую энергию ТЭЦ конкурентоспособной на рынке. Это позволит решить проблемы энергетических компаний, обслуживающих крупные промышленные центры, но совершенно непонятно, как отразится применение методики «альтернативная котельная» на тысяче систем теплоснабжения средних, малых городов и поселков. Там, где старые котельные с несбалансированной мощностью и нагрузкой, ветхими сетями, они вряд ли будут дотягивать до стандартов эталона «альтернативной котельной», а быстро изменить ситуацию вряд ли возможно».

Более категоричное мнение, в отличие от Звездунова, имеет Андрей Сердюков, заместитель генерального директора по перспективному проектированию ЗАО «Лонас технология»:  «В данном вопросе видно огромное желание Минэнерго РФ вернуться к методологии Минэнерго СССР, то есть официально уравнять стоимость тепла от ТЭЦ и котельной. Этой идее от роду уже почти полвека, и появилась она в период бума массового строительства жилья, когда возник дефицит в сфере теплогенерации, – тогда часть ТЭЦ была практически превращена в крупные котельные, то есть электростанции не модернизировали соответствующим образом, чтобы поддерживать коэффициент теплофикации в пределах 50‑60 процентов, а на их территории быстро установили водогрейные котельные – «дешево и сердито». Это во многих случаях резко понизило коэффициент теплофикации (КТ) и фактически сравняло ТЭЦ по расходам на выработку тепла с обычными котельными, то есть привело к дополнительному сжиганию топлива, ухудшению экологической обстановки в городе.
Короче говоря, метод «альтернативной котельной» предполагает, что вся теплоэнергия ТЭЦ, даже с нормальной конфигурацией (КТ 50‑60 процентов), отпускается непосредственно от котлов, несмотря на то, что в среднезимнем режиме она отпускается только из отборов турбин.
В результате внедрения метода «альтернативной котельной» никакой разницы в тарифах на теплоэнергию от ТЭЦ и котельной (по топливной составляющей) не будет. Соответственно, потребитель может оставить надежды на заметное снижение стоимости тепла, несмотря на то, что стоимость топливной составляющей при выработке 1 Гкал от ТЭЦ (КТ 50 – 60 процентов) в среднезимнем режиме примерно в четыре раза меньше, чем у котельной».

Эксперт СРО «Энергоаудиторы Сибири» Александр Богданов считает методику «альтернативная котельная» ошибочной по нескольким причинам. Во-первых, потому что она «пролоббирована топ-менеджерами, перед которыми стоит задача любой ценой снизить тариф на электроэнергию, даже за счет необоснованного роста тарифов на отработанное тепло паровых турбин ТЭЦ. Опыт 1992‑1996 годов показывает, что использование абсурдного «физического метода» расчета тарифов, клоном которого является метод «альтернативной котельной», приводит к массовому отключению тепловых потребителей от ТЭЦ и строительству квартальных и крышных котельных. Этот процесс удалось как‑то приостановить в 1996 году благодаря введению методики ОРГРЭС».

Во-вторых, методика может привести к серьезному повышению тарифов в ЖКХ при условии, что «…в 1996‑2014 годах в тарифе ЖКХ на тепло удешевление топливной составляющей было вчетверо меньше, чем должно было быть исходя из реального положения дел».

И в‑третьих тариф «альтернативная котельная», продолжает Богданов, противоречит технической сути процесса: «При производстве тепловой и электрической энергии весь огромный эффект экономии топлива, достигающий 45‑48 процентов, полностью относится на счет производства электроэнергии. При этом якобы улучшается в 2,3 раза эффективность электроэнергетики: с 37 процентов до абсурдно недостижимой величины ~85 процентов (с 332 до 145 г.у.т / кВт-ч). В таком случае потребители тепла в ЖКХ, имеющие полное право на сбросное тепло от паровых турбин ТЭЦ, будут субсидировать электроэнергетику: будет считаться, что на сбросное тепло затрачиваются не реальные ~30‑60 кг.у.т / Гкал, а политически навязанные затраты 170‑180 кг.у.т / Гкал».

Такое перекрестное субсидирование топливом характерно исключительно для советской, а затем и российской экономики, в то время как в странах с передовой энергетикой, наоборот, расчет тарифов основывают на методе «альтернативной КЭС» (конденсационной электростанции).

При этом для конечного потребителя «конденсационной» электроэнергии, произведенной на самой современной ГРЭС и ТЭЦ, коэффициент полезного использования топлива составит не более 32‑35 процентов, а остальная энергия будет теряться в окружающей среде».

Таким образом, подводя итоги, следует отметить, что на данный момент российские энергетики не пришли к единому мнению. Однако, по словам заместителя министерства энергетики Михаила Курбатова, принять решение необходимо довольно скоро - уже в этом году.